Джеки Террассон — эксклюзивное интервью для фестиваля «Джаз на Днепре»

«Пианист счастья» и хедлайнер фестиваля «Джаз на Днепре 2018» Джеки Террассон дал эксклюзивное интервью для фестиваля.

Нам удалось побеседовать с ним, расспросив о ключевых моментах его карьеры, поговорив о подходе к жизни и умении комбинировать разноплановые составляющие:

— Вы играете на пианино с пятилетнего возраста. Можно ли сказать, что музыка стала всей Вашей жизнью?

Конечно же! Музыка сопровождала меня все это время. Но, к счастью, я не могу сказать, что вся моя жизнь состоит только из музыки. У меня также есть друзья, семья (4 сестры и 1 брат), серьезные отношения, и некоторые не очень серьезные, дети, досуг и т.п.

— Когда Вы впервые познакомились с джазовой музыкой и какое впечатление она на Вас произвела?

Впервые я познакомился с фортепиано, и я был очарован этим инструментом. И это очарование приходило как во время прослушивания классического отрывка, который исполнял мой отец на фортепиано, мелодией из коллекции LP моей мамы или во время моих попыток сыграть что- то, очаровывала музыка. Хотя конечно, лучше если это была фортепианная музыка.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей встрече с Фрэнсисом Паудрасом, и как он изменил ваше отношение к джазу?

Я познакомился с Фрэнсисом Паудрасом благодаря его сыну, Стефану, у нас был один учитель по джазу, Джефф Гарднер. Фрэнсис оказал большое влияние на формирование меня, как джазового исполнителя. Он приоткрыл завесу не только своей безмерной коллекции музыки, он также открыл мне свое сердце. Он всегда мотивировал меня открыть для себя какого-то нового пианиста, новый подход, иную манеру исполнения, импровизации.

 — Вы переехали в Америку, где не только зародился джаз, но и постоянно развивался. Вы хотели быть ближе к таким метрам, как: Ди Ди Бриджуотер, Дайана Ривз, Джимми Скотт, Шарль Азнавур, Ри Кьюдер, с которыми вы потом сотрудничали?

Конечно, безусловно. Я переехал в Нью-Йорк потому что я был уверен в том, что я посвящу мое время музыке, и я хотел окружить себя музыкантами, которые имели уже колоссальный опыт.

 — Как и многие джаз-исполнители Вы тоже начинали свою карьеру с клубов, выступая в Чикаго и Нью-Йорке. Это был тяжелый период вашей жизни или увлекательный?

Играть в клубах, тогда и даже сейчас, для меня – удивительный опыт. Я всегда расценивал сцену в клубе, как прекрасное место для получения опыта, это точка отсчета, сдвига, ухода от стереотипов. Место, где можно опробовать новые идеи, новые композиции, новые аранжировки, возможность понять, куда ты будешь двигаться дальше… Я обожаю подобные выступления!

 — Когда к Вам пришла слава в 1993 году, и вы получили престижную премию Thelonius Monk Award — что вы ощущали в этот момент? Особенно после драматичного финала?

 Я был польщен. И до сих пор эта премия вдохновляет молодых музыкантов становиться узнаваемыми.

 — Вы впервые аккомпанировали Бетти Картер в 1997 году. Как вы познакомились? Вы до сих пор дорожите этими воспоминаниями?

Ах, да. Это была значимая страница моей карьеры. Я познакомился с Бетти Картер благодаря Дж.Джексон. Она была продюсером его альбома и пригласила меня исполнить партию фортепиано для этого альбома. Затем она пригласила меня присоединиться к их коллективу. Она так много мне дала знаний!, особенно о том, как играть медленные ритмы, а также научила паузам и дала понимание объема в момент тишины.

 — Вы стали одним из перспективных музыкантов, особенно после статьи в New York Times, где вас назвали деятелем культуры, который может изменить американскую культуру. Это так? Вам действительно удалось ее изменить?

Я не знаю, это никогда не было моей целью. Я лишь следовал за своим видением, выполняя свое предназначение. Хотя. С их стороны мило так говорить… (улыбается – прим.авт.)

 — Ваш последний альбом, вышедший в 2016 году, называется Mother. Почему такое название? Как проходила работа и стало ли это для вас новым опытом?

Оно пришло само собой, естественным образом так как я много играл со Стефано Бельмондо и было очевидным перейти в студию после 3 лет гастролей. Альбом должен был называться иначе, но к несчастью, моя мама вскоре умерла, и все согласились поменять название, посвятить его ей.

 — В 2001 года вы записали альбом «Париж» для Blue Note. Вы хотели одновременно вдохнуть свежий воздух и поэкспериментировать с французской классикой?

Идея была достаточно понятна. Мне хотелось поимпровизировать на тему так называемых французских стандартов, аналогично тому, как я поступаю с джазовыми стандартами (песнями). В итоге, источником вдохновения становятся одни и те же вещи – улица, театры, фильмы, и композиторы. Просто страна меняется).

 — «Smile» стал лучшим джазовым альбомом 2003 года. Как вам удалось покорить публику своей музыкой? Вы берете вдохновения во время путешествий и новых впечатлений или предпочитаете творить в одиночестве, вдали от шума?

Ты никогда не знаешь, когда тебя осенит! Но я понял одно: это никогда не случится, если ты в плохом настроении, если ты закрыт, если ты не даешь место для луча озарения и идей в своей жизни. Очень сложно описать это словами…

 — В 2015 году вы подписал контракт с престижным брендом Impulse, выпустив «Take This». Почему именно этот бренд?

Потому что с ним сотрудничало большинство из моих музыкальных героев. Также, там замечательная команда, которая поддерживала мои идеи….

 — Джаз – это больше экспериментальная музыка, которая не сковывает музыканта. По вашему мнению, это помогает вам раскрывать все больше и больше?

Конечно! И я считаю, что очень важно пытаться найти и прийти в итоге к своей собственной манере звукоизвлечения, своему миру, космосу, галактике, как бы вы не назвали это. Впоследствии все становится совершенным и приносит больше удовлетворения.

 — Вы экспериментируете с джазом, классической музыкой и фольклором. Как это происходит? Опишите пожалуйста процесс создания новой композиции?

Это 2 отдельных вопроса в моей голове, ну да ладно, постараюсь ответить на оба сразу. Для меня, если ты смог собрать то, что я называю множественными ингредиентами – мелодию, форму, пространство и чувство – ты можешь создать нечто новое из этих компонентов, новую мелодию. Это то, как я выбираю музыку, которую хочу интерпретировать, записать или переаранжировать. Поэтому на самом деле неважно, откуда она – из великой американской книги песен, или же это старинная французская песенка, или поп или соул, или откуда-то еще. Это всего лишь элементы, которые я соединяю в своих собственных композициях.

 — Почему Вас называют «пианистом счастья»?

Я не знаю! Мне нравится как красота грустной баллады, так и неизмеримая радостная энергия некоторых более тяжелых композиций.

 — Вы очень часто гастролируете по всему миру и принимать участие в международных фестивалях. Вы любите путешествовать и знакомится с другими культурами и народами?

Да, конечно. Я живу этим. И очень благодарен, что это есть в моей жизни.

 — Вы впервые в Украине? Вам здесь нравится?

Думаю, это 3 или 4 приезд. К сожалению, время летит со скоростью света, и я снова оказываюсь в аэропорту. Баскетбольная сборная Украины все также великолепна?

Джеки Террасон выступит 21 июля на главной сцене фестиваля «Джаз на Днепре 2018».

ВЫБРАТЬ И КУПИТЬ БИЛЕТЫ